Gosh100 (gosh100) wrote,
Gosh100
gosh100

Пара пистонов празднующим поклонникам т. Сталина

Есть одна военная история, случившаяся в декабре 41-ого года, которая очень ярко иллюстрирует споры о заслугах Сталина, его полководцев и роли обычных солдат. Она хороша тем, что в ней участвуют представители практически всех воинских иерархий - от Главнокомандующего Джугашвили, комфронта Жукова и далее до комдива и простого солдата. И что не менее важно, эта история имеет документальные подтверждения из военных архивов. Как в капле воды, в ней отражаются специфические сталинские методы управления войсками и то, как они работали на практике.

У нас ведь как представляют историю войны современные неосталинисты?

Вот их типичная позиция

Так вот, если мы говорим о Победе, то без упоминания о Председателе Государственного комитета обороны и Верховном главнокомандующем товарище Сталине обойтись невозможно! Замалчивать его роль в Великой Отечественной Войне означает искажать историю. Жуков, Конев, Рокоссовский, Мерецков… великие полководцы, которые выполняли задачи, поставленные им Сталиным. Сталин решал, кто из них каким фронтом будет командовать, кому и где идти в наступление, а кому и как держать оборону. И даже вопрос о том, кто из них будет брать Берлин, решался не на передовой, а в его ставке.

Так вот история со штурмом деревни Дедово как раз предоставляет прекрасный шанс рассмотреть конкретно, как именно т. Сталин решал кому, чего и почему атаковать, как это выполнялось и к чему приводило.

А глобально эта история вкупе с 100500 аналогичными случаями показывает, почему Победа была одержана ВОПРЕКИ усатому стратегу.
Не вопреки его намерениям конечно, но вопреки его управленческой некомпетентности, военной безграмотности, самодурству и банальной тупости.


Итак, конец ноября-начало декабря 41-го года, немцы рвутся к Москве. Вот такое было на тот момент положение фронта.

карта

Зеленым прямоугольником я выделил интересующий нас участок фронта, там немцам удалось ближе всего прорваться к Москве, в районе Химок. Там же собственно и случилась та история, о которой я хочу рассказать.

А начнет рассказ пусть сам товарищ Жуков, сталинский полководец №1 (отрывок из проекта речи на Пленуме ЦК КПСС 1956 года):

О непонимании Сталиным основ управления войсками можно многое рассказать из истории оборонительных сражений за Москву, но достаточно только небольшого факта, чтобы уяснить непонимание Сталиным способов управления войсками.

В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и Н.А. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а Н.А. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта, были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с Н.А. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте - в районе Нарофоминска, ринулся к Москве и только наличие резерва фронта в этом районе спасло положение.


Есть у Жукова и более подробный рассказ об этом случае, в "Воспоминаниях и размышлениях"

К Верховному Главнокомандующему каким-то образом поступили сведения, что наши войска северо-западнее Нахабина оставили город Дедовск. Это было уж совсем близко от Москвы.

И. В. Сталин, естественно, был сильно обеспокоен таким сообщением: ведь еще 28 и 29 ноября 9-я гвардейская стрелковая дивизия, [31]которой командовал генерал-майор А. П. Белобородов, не без успеха отражала неоднократные яростные атаки противника в районе Истры. Но прошли какие-то сутки, и, оказывается, Дедовск в руках у гитлеровцев...

Верховный вызвал меня к телефону:

— Вам известно, что занят Дедовск?

— Нет, товарищ Сталин, неизвестно.

И. В. Сталин не замедлил раздраженно высказаться по этому поводу:

— Командующий должен знать, что у него делается на фронте. Немедленно выезжайте на место, лично организуйте контратаку и верните Дедовск.

Я попытался возразить:

— Покидать штаб фронта в такой напряженной обстановке вряд ли осмотрительно.

— Ничего, мы как-нибудь тут справимся, а за себя оставьте на это время Соколовского.

Положив трубку, я сразу же связался с К. К. Рокоссовским и потребовал объяснить, почему в штабе фронта ничего не известно об оставлении Дедовска. И тут сразу же выяснилось, что город Дедовск противником не занят, а речь, видимо, идет о деревне Дедово. В районе Хованское—Дедово—Снигири и южнее 9-я гвардейская стрелковая дивизия ведет тяжелый бой, не допуская прорыва противника вдоль Волоколамского шоссе на Дедовск—Нахабино.

Я решил позвонить Верховному и объяснить, что произошла ошибка. Но тут, как говорится, нашла коса на камень. И. В. Сталин окончательно рассердился. Он потребовал немедленно выехать к К. К. Рокоссовскому и сделать так, чтобы этот самый злополучный населенный пункт непременно был отбит у противника. Да еще приказал взять с собой командующего 5-й армией Л. А. Говорова:

— Он артиллерист, пусть поможет Рокоссовскому организовать артиллерийский огонь в интересах 16-й армии.

Возражать в подобной ситуации не имело смысла. Когда я вызвал генерала Л. А. Говорова и поставил перед ним задачу, он вполне резонно попытался доказать, что не видит надобности в такой поездке: в 16-й армии есть свой командующий артиллерией генерал-майор Казаков, да и сам командующий Рокоссовский знает, что и как нужно делать, зачем же ему, Говорову, в такое горячее время бросать свою армию.

Чтобы не вести дальнейших прений по этому вопросу, пришлось разъяснить генералу, что таков приказ Верховного.

Мы заехали к К. К. Рокоссовскому и вместе с ним тут же отправились в дивизию А. П. Белобородова. Вряд ли командир дивизии обрадовался нашему появлению в расположении своих частей. У него в то время и так было забот по горло, а тут пришлось еще давать объяснения по поводу занятых противником нескольких [32] домов деревни Дедово, расположенных по другую сторону оврага.

Афанасий Павлантьевич, докладывая обстановку, довольно убедительно объяснил, что возвращать эти дома нецелесообразно, исходя из тактических соображений. К сожалению, я не мог сказать ему, что в данном случае мне приходится руководствоваться отнюдь не соображениями тактики. Поэтому приказал А. П. Белобородову послать стрелковую роту с двумя танками и выбить взвод засевших в домах немцев, что и было сделано.



Что б было понятно, о чем идет речь - вот данный участок фронта крупнее. Красным я обвел деревню Дедово.

В нижнем правом углу виднеется часть Москвы. Я взял немецкую карту тех времен, она мне показалась самой наглядной.

moskau2-1941
На этой карте хорошо видно, что ключевой пункт - именно город Дедовск, запирающий Волоколамское шоссе, а никак не деревня Дедово, которая расположена явно на отшибе чуть севернее и большого значения иметь не может. Ее немцы взяли 30 ноября, и далее застопорились на углу Козино-Ленино-Рождественно.

Вот в этот момент Жуков с Рокоссовским и приперлись на КП 9-ой стрелковой дивизии под командованием генерала Белобородова с гениальным приказом усатого стратега - непременно отбить Дедово.

Генерал Белобородов тоже рассказал со своей стороны об этой истории в книге "Всегда в бою" :

Вернулся я с передовой в штаб дивизии уже за полночь. Только уснул - будят:
    - Командующий фронтом!
    Открыл глаза, а понять ничего не могу.
    - Кто?
    - Прибыл командующий фронтом! С ним и командарм.
    Тут чья-то рука отодвинула плащ-палатку, которая занавешивала дверь, в комнату вошел генерал с пятью звездами на петлицах шинели - командующий войсками Западного фронта Г. К. Жуков. Следом вошел командарм К. К. Рокоссовский.
    - Доложите обстановку! - приказал генерал армии Жуков.
 /--/

    Он внимательно выслушал доклад о наших мерах по укреплению правого фланга дивизии, подумал и сказал:
    - Хорошо! Но вернемся к сороковому полку. Задачу ему поставите более глубокую: удар через Селиваниху развить на Петровское, Хованское, Дедово.
    - Есть, поставить более глубокую задачу! - ответил я, но лицо мое, видимо, отразило внутреннюю тревогу: как выполнить приказ столь малыми силами?
    Георгий Константинович усмехнулся:
    - Не ревизором же я к вам приехал. В ваше подчинение переданы семнадцатая и сто сорок шестая танковые бригады, батальон сорок девятой стрелковой бригады. Хватит для Селиванихи?
    - Вполне.
  - И для Дедово! - подчеркнул он. - О взятии этой деревушки лично доложить в штаб фронта.
    Тогда меня удивило внимание командующего к этой рядовой, не имевшей, казалось бы, военного значения деревушке. Только много позже, из мемуаров Георгия Константиновича, я узнал, чем это было вызвано. Когда мы сдали деревню Дедово, кто-то по ошибке доложил Верховному Главнокомандующему, что сдан город Дедовск. И. В. Сталин приказал немедленно отбить у противника этот важный опорный пункт на пути к Москве. Путаница скоро прояснилась, но Верховный Главнокомандующий приказал теперь взять Дедово. Этот эпизод подробно описан Г. К. Жуковым{19}, я же вернусь к своему ночному докладу. /--/
Около шести утра, когда я уже доложил генералу Г. К. Жукову, что Селиваниха взята, что танкисты стрелки вышли к деревне Дедово, позвонил телефон. Слышу голос начальника штаба 16-й армии генерала Малинина:
    - Командарм у вас?
    - У меня.
    Генерал Рокоссовский взял трубку, молча выслушал начальника штаба и несколько переменился в лице.
    - Каменку сдали, фашисты прорвались в Крюково, - глухо сказал он.
    Генерал Жуков встал, застегнул шинель.
    - Едем, Константин Константинович.
    - Туда?
    - Туда. Отбивать Крюково.
    Расположенный на Ленинградском шоссе, этот поселок, превращенный в сильный опорный пункт, прикрывал подступы к столице с северо-запада. Если 40-й немецкий танковый корпус пытался прорваться к Москве через Дедовск и Нахабино, то два других корпуса 4-й танковой группы - 46-й танковый и 5-й армейский стремились достичь той же цели через Крюково. На том же направлении действовала и часть сил 3-й немецкой танковой группы.
    Из сообщений командира 18-й стрелковой дивизии полковника Чернышева я знал, сколь напряженной стала борьба за Крюково. Линия фронта представляла собой ломаную кривую, к тому же непрерывно и резко менявшую очертания. Впоследствии К. К. Рокоссовский говорил мне, что это обстоятельство едва не завело их с Г. К. Жуковым в расположение фашистских войск. Пришлось даже отстреливаться. Выручили мужество и хладнокровие бойцов охраны.

В этой истории прекрасно все!

Начиная с того что сам Верховный Главнокомандующий товарищ Джугашвили стремится лично всем руководить и все знать.
Для этого он старается получать сообщения по каким-то своим левым каналам о каждой взятой немцами деревне, и естественно, что его заваливают по уши морем иноформации, он неизбежно путается в названиях (или его путают), но этого ему мало - он приказывает целому командующему фронта решать мелкую, сугубо тактическую задачу, отказывая тому в собственном понимании ситуации и способности разобраться что к чему.

Причем все это происходит в довольно критический момент, на этапе подготовки стратегического контрнаступления, когда комфронта занят заведомо более важными делами. Да еще в этой "важнейшей" миссии вынуждают участвовать еще и командарма Рокоссовского. Оба при этом едва не погибают, судорожно и бессмысленно мечась в прифронтовых районах вместо того чтоб руководить войсками.

Ну это примерно как если б Путин в разгар войны с НАТО отправил бы лично министра обороны Шойгу срочно достать пачку офисной бумаги, взяв с собой за компанию начальника Генштаба и взвод спецназа.

Как Жуков верно заметил, такое может прийти в голову только человеку, не знакомому даже с базовыми понятиями управления войсками.

Но это еще мягко сказано - так распоряжаться на войне может только полный кретин.

Впрочем, на этом история вовсе не закончилась и ее проследили историки по архивным документам.

На самом деле Дедово это взяли не 2-го декабря, а лишь 10-го. А 2-го декабря был предпринят некий танковый рейд в направлении Селиваниха-Дедово, но это была просто показуха,  чтоб отчитаться перед Жуковым и доложить что "стрелки вышли к Дедово". Тот в свою очередь очевидно отчитался перед гениальным стратегом, и вопрос замялся для того навсегда.

Сведения о взятии Селиванихи и выходу к д. Дедово были переданы в штаб 16 армии и вошли в вечернюю армейскую разведсводку: «Разведсводка № 46 Штарм 16 20.00 2.12.41 ... В течение 2.12.41 происходили ожесточенные бои на всем фронте армии. Отдельные пункты переходили из рук в руки. Одновременно противник, выдвигая вторые эшелоны к линии фронта, подтягивал новые части из глубины. Авиация противника в течение всего дня интенсивно и непрерывно действовала на боевые порядки и тылы наших войск. Боем и разведкой установлено: … На участке Надовражино- Селиваниха бои начались в 3.00 2.12.41 и продолжались в течение всего дня. Противник, оказывая упорное сопротивление наступлению наших частей, был выбит из Селиваниха. Особенно тяжелые бои проходили в районе Петровское…. Начальник штаба 16 Армии Военком штаба 16 А генерал- майор Малинин полк. комиссар Седенков Начальник разведотдела Военком разведотдела Армии Капитан Андреев ст. бат. комиссар Панченко ( ЦАМО РФ, ф. 358 11 Гв А оп 5931, д.5, л.265)

Есть немецкая карта, на которой показаны эти бои 2 декабря в районе Селиванихи-Петровского. В самом низу стрелочка на Петровское.



hello_html_m4fe1a9ce



Для того чтоб организовать эту показушную атаку, Жуков передал Белобородову 17-ую танковую бригаду, сформированную во Владимире. Правда она к тому времени вела городские бои аж в Рязанской области, в городе Михайлов и ее пришлось выдергивать прямо из боя и везти сотни километров на север.

Ранее эта бригада владимирцев более чем успешно воевала и была на хорошем счету у Жукова, и тот не придумал ничего лучше как притащить ее под Дедовск, отбивать злополучное Дедово.

Далее, как это было тогда принято, скорей-скорей, давай-давай -  без разведки, без артподготовки, без материально-технического обеспечения она была брошена в бой по частям и понесла большие потери. Дедово она конечно не взяла и Жуков за это снял комбрига Клыпина с должности.
Потом шли бодания с переменным успехом, и наконец 10-го декабря 146-ая танковая бригада ворвалась в Дедово. Перед этой решающей атакой генерал Белобородов так передал разговор с Жуковым - "Если хотите жить - займите Селиваниху, Дедово, Хованское".

Именно в тех боях, 5-6-го декабря в д. Нефедьево будущий танковый ас Павел Гудзь на своем КВ-1 подбил сразу 10 немецких танков.

А история с выдергиванием 17-ой танковой бригады из свежезанятого города Михайлов получила курьезное продолжение:

Дальнейший ход событий в этом районе был таким: после неожиданного для всех вывода 17 тбр из боя у г. Михайлов, немцы сочли, что русские бежали с поля боя, и, поэтому, в дальнейшем они не обеспечили необходимую охрану города Михайлов. Стрелковые дивизии в 10 Армию прибыли только ко 2-3 декабря. После тщательной подготовки, ночью с 6 на 7 декабря они напали на ничего не подозревающих спящих немцев, которые обнаружили наши войска лишь в 1 км от города, когда заработала наша артиллерия. К утру г. Михайлов был окончательно освобожден.

Вообще, из описаний боевых действий напрашивается такой вывод: главнокомандующие могли придумывать какие угодно идиотские приказы - но солдаты, простые люди-то все равно воевали и побеждали.
Они стреляли, убивали немцев и уничтожали их технику несмотря ни на что!

Да, солдаты несли совершенно неоправданные потери, да несправедливо наказывались, но они с каждым днем и каждым вздохом приближали Победу. Они, простые люди, выиграли ту войну своим трудом, воинским мастерством и самопожертвованием, а не безграмотные полоумные Сталин и КО, которые не имели не то что квалификации, а даже элементарного здравого смысла чтобы нормально подготовить страну и победить малой кровью. Хотя, надо признать что  иногда поведение нашего командования было настолько идиотски-непредсказуемым, что даже оно приводило немцев к поражению, как в случае с г. Михайловым.
Вот чему учит та военная история.

А сталинистам как с гуся вода - они вон уже носятся 21 декабря как обычно с гвоздиками вокруг мощей усатого кумира, считая того за величайшего полководца всех времен и народов.  При том что он и родился вовсе не 21 декабря, и заслуги его - сплошное вранье и ахинея.



Tags: сталинизм
Subscribe

Posts from This Journal “сталинизм” Tag

promo gosh100 march 21, 2015 09:11 134
Buy for 30 tokens
Лабораторная работа по прессокубизму Было - стало. 42 года, рост 182, вес 81 кг. Такая трансформация потребовала в сумме около 4-х месяцев тренировок. И смены стиля жизни во всех отношениях Теоретическая часть Материалы и оборудование Методика тренировок Для вступления снова немного…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 320 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →